ПОСЛЕДНЕЕ
Ты служишь украшением двора, тебя, как рыбу, принцу подают…

Ты служишь украшением двора, тебя, как рыбу, принцу подают…

Ты служишь украшением двора, тебя, как рыбу, принцу подают…

Фото: DPA/TAСС

Во всех смыслах члену английской королевской семьи, герцогу Йоркскому придется оправдываться в американском суде. Вирджиния Джуффре подала иск в федеральный суд Манхэттена, требуя привлечь принца Эндрю к ответственности за сексуальное насилие.

Возможна ли такая ситуация в России?

Принц Эндрю вляпался в секс-скандал с Вирджинией много лет назад, когда той едва исполнилось 17 лет. И связана эта грязная история с делом американского финансиста Джеффри Эпштейна. Того самого, которого должны были судить за вовлечение несовершеннолетних девушек в занятие проституцией. И нашли повешенным в тюремной камере.

Ранее Джуффре рассказывала журналистам, что Эпштейн заставлял ее заниматься сексом с его друзьями, хотя она была несовершеннолетней. Она не требует привлечь принца к уголовной ответственности, то есть процесс будет гражданским, а не уголовным. Так что принц скорее всего откупится.

Но не будем дальше копаться в грязном белье британской королевской семьи. Давайте лучше вспомним, как в начале 90-х в России начали открываться модельные агентства. Приезжали рекрутеры из Нью-Йорка, Милана, Парижа. На кастинги выстраивались километровые очереди в три ряда. В газетах печатались статьи о совершенно сказочной жизни моделей: заграничные путешествия, люксы в пятизвездочных отелях, шикарные наряды, красавцы-миллионеры к ногам падают и в штабеля укладываются.

С кем-то действительно подписывали контракты на работу, и некоторые девочки выбивались в звезды подиума. Большинство же получали приглашение поработать в Москве.

Тогда же появились легенды, что москвички, да и вообще жительницы крупных городов для модельного бизнеса мало пригодны: и лица у них не те, и ленивы они, и капризны, и избалованны. А начинать работу в моделинге нужно как можно раньше, потому как 18 — возраст критический, 20 — уже на пенсию пора. Поэтому предпочтение отдавалось кандидаткам из глубинки, причем — очень юным. И этих девочек приглашали на разные мероприятия, где они служили украшением стола и отрадой глаз взрослых дядь с деньгами, которые нередко распускали руки. А хозяева «агентств» объясняли, что это совершенно нормальная ступень лестницы, ведущей к заветной мечте о мировом подиуме.

О чем думали родители, как могли отпустить девчонок 15−16 лет покорять Москву — разговор отдельный.

Девочки повзрослели. Могут ли они привлечь к ответственности тех, кто их домогался много лет тому назад? Ведь некоторые из обидчиков теперь занимают важные посты, и вообще являются уважаемыми людьми, почти что столпами общества?

— В Российской Федерации данное дело попало бы под понятие компенсации вреда, причинённого преступлением, — поясняет юрист Петр Хромов. — И тут принципиально важно, что именно суд в уголовном процессе устанавливает виновность лица в совершении преступления. Это невозможно сделать в гражданском процессе о компенсации физического и морального вреда.

Таким образом, в подобной ситуации прежде всего важно возбуждение уголовного дела. В данном случае по ст. 131 УК «изнасилование», где часть 3 содержит квалифицирующий признак — несовершеннолетие потерпевшей.

С подобной квалификацией срок давности преступления как особо тяжкого будет составлять 15 лет. Однако, на практике «судебная перспектива» такого дела крайне печальна, в связи с давностью событий и невозможностью проведения экспертиз и сбора доказательств. Надежда только на свидетельские показания или признания соучастников.

Без уголовного дела, только в порядке гражданского иска, у нас подобное невозможно.

Да и российское общество не готово к разборкам такого рода. Женщине, решившейся подать подобный иск, придется нелегко:

— Самая главная сложность — в различиях западного общества и российского, считает социолог Владимир Римский. — В Британии и США человек с детства понимает, что он обладает правами и свободами, и их нарушить не могут ни государство, ни какие-то влиятельные люди. В отношении прав и свобод все равны. Поэтому там часто подаются иски против насилия, пусть даже оно имело место очень давно.

В нашем обществе эти понятия тоже присутствуют, но в очень расплывчатом виде. А главная проблема заключается в том, что у нас есть очень сильная дифференциация между людьми обеспеченными, влиятельными, и теми, кто не имеет больших денег и влияния. У нас ведь были скандалы, когда женщины требовали привлечь к ответственности влиятельных мужчин за домогательства. Но результат был нулевой. До суда дело не дошло.

Если на западе пострадавшие могут достаточно легко собрать доказательства, у нас, если кто-то выступит против мужчин с обвинениями в харрасменте, особенно, если это происходило давно, то, скорее всего, собрать доказательств не сможет. Такая история в лучшем случае закончится ничем.

«СП»: — Как подобный шаг восприняло бы общество?

— Со стороны общества, скорее всего, было бы проявлено сочувствие. Потому что у нас все-таки насилие осуждается. И сексуальное домогательство осуждается. Но нужно иметь в виду, что женщины, выдвинувшие такие обвинения, могут подвергаться давлению со стороны окружающих, со стороны работодателей. Возможно. они будут заподозрены в том, что хотят каких-то выгод для себя. Что вытягивают деньги из состоятельных мужчин. Такие поступки у нас не одобряются.

Были исследования, результаты которых косвенно показывают, что наши граждане очень негативно относятся к тому, что женщин принуждают к сексуальным отношениям. И обвинения в домогательствах могут негативно сказаться на имидже мужчин, против которых они будут выдвинуты.

Но вот юридически это, скорее всего, ничем не закончится. Прямых статей про харрасмент, в нашем законодательстве нет, и я считаю, что это достаточно серьезное упущение. Мир развивается. В нашей стране тоже пора вводить юридическую ответственность за такие действия. Другое дело, что именно понимать нужно под харрасментом. В США, например, сказать женщине-коллеге, что она хорошо выглядит, нельзя, это будет расценено как домогательство, и мужчина может быть наказан за это. У нас же это считается проявлением вежливости. И служебные романы — по взаимному согласию — у нас тоже допустимы.

Источник

Похожие записи